Одежда дервишей (хирка, кулох, камар, тайласан)

pic1

   Некоторые востоковеды считают, что обычай носить одежду из грубой шерсти (суф) был заимствован Пророком Мухаммедом, а затем и первыми мусульманскими аскетами (зуххад) у восточно-христианских подвижников (VIIв.н.э), которые в ту пору распространяли свое учение, перемещаясь по Северной Африке и Ближнему Востоку.
    Вместе с Мухаммедом шерстяную одежду носили и его сподвижники, а так же, странствующие дервиши исполняющие особые поручения Пророка в различных частях мусульманского мира. Эти дервиши придерживались традиции отрешения (зухд) и поэтому их имущество и одежда имели минимум предметов и максимум практичности. Наиболее распространенной среди них одеждой была власяница – одеяние из толстой и грубой шерсти.              Власяница, или накидка из овчины, одевалась на голое тело и подчеркивала аскетизм дервишей, их пренебрежение к мирским благам, отрешенность от мирских дел и страстей.

    В местах с более прохладным климатом странствующие дервиши, кроме власяницы, использовали еще и рубище (ал-хирка) – это одеяние вроде халата, сшитое из большого числа лоскутков материи, иногда разнородных и разноцветных, иногда одноцветных (голубого или белого цвета).
    Слово хирка происходит от глагола харака – «разрывать», «делать прорехи» и обозначает дырявый или залатанный халат, превратившейся, со временем, в одежду-символ, указывающую, что облаченный в нее человек вступил на мистический путь.
    С начала формирования первых суфийских братств (Х-ХIIв.) хирка превращается в основной элемент сакральных символов исламского мистицизма.
    Считалось, что мистическим атрибутом Пути суфия может стать лишь та одежда, которую они шили для себя сами. Когда шили хирку, то делали ее удобной и легкой, и не только. Подразумевалось, что ворот хирки соотносится с терпением (сабр) и символизирует упразднение связей с людьми; два рукава соотносили со страхом и надеждой в отношении к Богу, а также связывали с соблюдением закона и воздержанностью; внутренние швы символизировали крепость веры и наполняли хирку умиротворенностью в состоянии «присутствия Бога»; кайма соотносилась с состоянием искренности и олицетворяла пребывание в обители единения. Согласно суфийской трактовки эти аллегорические соответствия отражают состояния стоянок (макамат) на мистическом Пути суфия.

   Хирка, как один из главных атрибутов эзотерической традиции, исполняла  не только внешнюю символическую роль, но и имела внутренний смысл со своим функциональным энергетическим значением. Хирка являла собой духовную связь с учителем. Облачаясь в одежду, которую носил или которой коснулся учитель, ученик получал что-то от благодати (бараки),  своего наставника. Кроме того хирка становилась предметом силы, который с одной стороны, обладал свойством защитного барьера, оберегающего сознание и дух ученика от загрязнения, а с другой стороны, способствовал укреплению внутренних устремлений.

pic2

   Хирка так же отражала связь последователя с Божественной реальностью через взращиваемое состояние «духовной нищеты» (факр), в котором постепенно растворялся личностный аспект человеческой сущности. И так как хирка являла собой проявление принципа духовной нищеты и чистоты, то у тех, кто ее носил, не могло быть больше одной хирки.Такая хирка носилась постоянно, а если рвалась, тогда на нее ставились заплатки.
    Учитывая то, что ни одно действие дервиша не совершается просто так, считалось, что латание одежды – это часть его практики, и как любая практика это действие требует внимательного и углубленного отношения. Вот что по этому поводу написал выдающийся персидский суфий Али ибн Усман аль-Худжвири в старейшем трактате по суфизму «Раскрытие скрытого за завесой для сведущих в тайнах сердец» (Кашф аль-Махджуб ли арбаб аль-кулуб):«Правильная» заплатка нашивается с полным вниманием, во имя духовной нищеты (факр), а не напоказ. И если вы пришиваете ее во имя факра, выходит правильно, даже если она пришита неважно».
    Ношение хирки и в ранние, и в более поздние времена вызывало у обычных мирян неоднозначную реакцию. Это служило дервишам условием для работы с собственным эго (нафсом).
    С одной стороны, странствующие дервиши почитались за святость и чудодейственную силу им присущую, а с другой стороны, они вызывали видом своего рубища и своим неординарным, а подчас и экстремальным поведением резкую негативную реакцию.
    Поэтому здесь можно выделить две формы работы с эго. Одни дервиши совершали исключительно благонравные поступки, поддерживая среди мирян мнение о себе, как о высокодуховных личностях. Тем самым, будучи определенным образом одетыми, находясь у всех на виду, они контролировали свой нафс не давая проявляться его низшим формам. Другие же, наоборот, избирали «путь порицания», намеренно вызывая реакцию у окружающих, чтобы вскрыть в себе определенные проявления самости. К таким дервишам можно отнести последователей братства каландарийя.

Pic3

Pic4

    Каландары отличались от других дервишей экзотическим внешним видом, особенностями поведения и философией. В странах с теплым климатом они носили короткую, до бедер, хирку, конусообразную мохнатую волосяную шапку-колпак (кулох) и тяжелые железные украшения: кольца, цепи, браслеты на руках и ногах. При этом они не должны были ни при каких обстоятельствах поддаваться эмоциям, избегать лицемерия, удовлетворяться одной хиркой и одним куском хлеба. По возможности сторониться людей и находиться в постоянном перемещении.
    Методика следования Пути каландаров вырабатывала у ее последователей определенное внутреннее состояние, а хирка помогала это состояние удерживать.
Средне-азиатские дервиши-каландары, в одежде, немного отличались от своих ближне-восточных собратьев. Их хирка была значительно длиннее и шилась из более плотной ткани, оставляя при этом все тот же лоскутный покрой (мураккаа).

   На голове они носили остроконечную, с меховым отворотом, шапку (кулох) сшитую из четырех и более клиньев. Кулох украшался расшитым, геометрическим, орнаментом похожим на корону(тадж).Кроме того, азиатские каландары опоясывались широким, сшитым из овчины и отделанным орнаментом, поясом (камар). Отличительной особенностью среди каландаров являлось ношение длинного шарфа (тайласан). Его мог одевать на плечи только каландар более высокого духовного уровня, чем остальные. Тайласан еще со времен Халифата (VII-XIII) являлся одеждой духовенства и считался основным атрибутом причастности к тайному знанию. Его надевали в виде шарфа; распустив и набросив на плечи; связанным на груди узлом или один конец его висел на груди, а другой был перекинут на спину.

   Очень выразительно одежда средне-азиатских каландаров представлена на картинах известного русского художника В.В Верещагина, в его Туркестанской серии.
   Одежда дервишей прошла своеобразный путь эволюции: от шерстяной накидки ранних мусульманских аскетов в VII в., до сложной, но в то же время утонченной формы социально-практического применения и использования этого атрибута дервишеской традиции в XIII-IX вв.

 

 Журнал «Алхимия» лето 2005г. Статья Е.Маликовой «Хирка: предмет силы или одеяние нравственности».

pic5

Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание'