pritchi

Дервиш

                                    С толпою приближенных,
                                    Со свитой стражей конных
                                    На вороных конях,
Объезд краев исконных
Свершал великий шах.

«Будь славен, шах великий»,
Кругом кричал народ,
И лезли все вперед,
Чтоб пасть перед владыкой.

Один дервиш убогий
На всех не походил.
Сидел он у дороги,
Безмолвие хранил.

И самый именитый
Придворный блюдолиз
Вдруг, отделясь от свиты,
Над стариком навис:

«Коль ты, молчальник кроткий,
Безмолвствовать привык,
Так выдерут из глотки
Ненужный твой язык!»

И шах — правитель строгий —
Остановил коня: «Ты почему, убогий,
Не падаешь мне в ноги,
Приветствуя меня!»

Дервиш ответил внятно:
«Мой шах, ты знаешь сам —
Случалось попадать нам
Под власть к твоим врагам.

И вся толпа, бывало,
Нимало не скорбя,
Твоих врагов встречала
Не хуже, чем тебя.

Тебя я не в гордыне
Молчанием встречал,
Безмолвствовавший ныне,
Я и тогда молчал.

Любовь не расцветает
Там, где таится страх,
Она не на устах,
А в сердце обитает.

И если только силой
Ты в силах управлять,
Казни меня, не милуй,
Ты властен убивать!»

Но шах, смягчившись, прежде,
Чем кликнуть палача,
Дал нищему одежды
Со своего плеча.

Придворных озадачил,
Когда он не льстеца, —
Молчальника назначил
Советником дворца.

С тех пор судил и правил
Добром великий шах.
Народ владыку славил,
Но славил не за страх.

Шах до скончанья века
Благословлял тот час,
Когда он Человека
Себе на счастье спас.

И думал шах в смущеньи:
«Ни раб, ни аксакал,
Сей нищий уваженье
Мне под ноги постлал».

И понял шах великий,
Что мерят лишь рабы
Достоинства владыки
Покорностью толпы.

Азербайджанский поэт Мирза Шафи Вазех (1796-1852 гг.)


Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание'