staty

                    Из "Путевой книги" Хаджи Рахима
      ( Отдельные главы из книги В.Г.Яна " К "Последнему морю")

       В многолюдном лагере Бату-хана, в небольшой войлочной юрте сидел на ковре Хаджи Ра­хим, придворный летописец грозного татарского вла­дыки, и, склонившись над «Путевой книгой», при сла­бом мерцании глиняного светильника, старательно вы­водил арабской вязью свои ежедневные записи.
       Вот что он писал:
       «Я не раз слушал речи Бату-хана и убеждался, что он очень встревожен известиями с севера, из богатого русского торгового города, имеющего название: «Гос­подин Великий Новгород».
       Это, кажется, самый свободолюбивый, а потому и опасный город урусов. Он не испытал еще на себе тя­жести могучей, властной монгольской руки. Когда Бату-хан, два года назад, двинулся с войском на север, он, несмотря на все усилия, не смог дойти до Новгорода и, едва не утонув в болотах, повернул обратно.
       Может быть, поэтому вольнолюбивые новгородцы, считая себя непобедимыми и недоступными для врагов, обращаются со всеми гордо и заносчиво, не боясь сво­их воинственных соседей.               
       Я слышал, что Бату-хан давно хочет послать в Нов­город войско, и помню его слова: «Когда Субудай-багатур весь новгородский край обратит в золу и пепел, а жителей его погонит для продажи в неволю, только тогда на северной границе моей Орды воцарится спо­койствие назарестана (кладбища)».
                                        Джин предостерегает
                          ( Из «Путевой книги» Хаджи Рахима» )
                            
       Вчера мне приснился такой необычайный сон. Будто бы я шел пустынной степью, погру­жаясь в воспоминания, спотыкаясь о камни, по кото­рым скользили зеленые ящерицы, иногда извивалась золотистая змейка.
       Вдруг раздался короткий свист ветра и оборвался.  
       Точно большая темная птица промчалась мимо и скры­лась в туманных сумерках.
       На перекрестке извилистых пыльных дорог, на за­росшей дикими травами «Могиле неизвестного дерви­ша» задумчиво сидел мой Джинн.
       Много лет я не видел его, но сразу узнал по смуг­лому прекрасному лицу, по бирюзовым светящимся, пронизывающим глазам, по его темно-лиловой легкой одежде, расшитой золотыми узорами, с алмазными блестками. Когда я подошел ближе, глаза его потем­нели от гнева и стали черными.
       Он заговорил... И слова его, тихие и мелодичные, бархатными переливами долетали до меня, как обрыв­ки древней дивной песни:
       - Ты забывал меня? Ты уходил от вечности? Ты шатался по шумным базарам, в
беспокойной толпе, и пропадал в трущобах, где враждуют завистники и неверные? Месяцы проплывали бесследно, а ты забы­вал восторги творчества и полеты по синему Эфиру к сверкающим созвездиям...
       Затаив дыхание, я молчал, стараясь не пропустить ни одного слова моего могучего, своенравного покрови­теля, надолго меня покидавшего.
       - Я сегодня являюсь перед тобой в последний раз. И если я увижу, что ты отвернулся от бессмертной мы­сли и от бесед с великими тенями прошлого, борцами за ослепительные дали, — ты меня никогда больше не увидишь.
       Я ответил:
       - Долго я скитался по свету, разыскивая тебя, сво­бодный неукротимый гений, и не мог заметить хотя бы мимолетную тень, хотя бы какие-либо полустертые твои следы...
       Он пошевельнулся, и светлый отблеск его заколебал­ся на серой земле, как жемчужное пятно лунного света.
       - Где твоя неистовая подруга — Мысль? Где она, уводившая тебя в необычайное? Почему я не вижу ее рядом с тобой? Разве и она от тебя отвернулась?
       - Нет! Ничтожные, не сумевшие погубить меня, по безумию и злобе убили мою легкокрылую, доверчивую подругу. С тех пор я скитаюсь, я ранен, я одинок и не нужен людям...
       - Ты бредишь! Сделайся им необходимым! Добь­ешься ты этого только своей волей... Человек умирает, но Мысль его остается бессмертной... Я уже вижу лег­кую тень твоей стремительной подруги снова рядом с тобой...
       Джинн выпрямился. Его стройный силуэт четко вы­рисовался на вечернем небе, где вдали вспыхивали яр­кие бесшумные зарницы. Он указал на запад:
       - Твой путь направь туда! Там на необозримой рав­нине будут страшные бои. Ты увидишь там и великое мужество защитников своей родины, и неодолимую во­лю завоевателя. И те и другие сильнее железа и огня. Будь среди смелых, и ты о них расскажешь другим...
       Величественный облик Джинна становился все про­зрачнее и, наконец, исчез.
       Налетевший холодный ветер шелестел полузасохши­ми стеблями растений. Могила была пуста и печальна. И я решил направиться на запад, в сторону загорав­шихся и потухавших зарниц.
       Такой странный сон я увидел. Сбудется ли он?..»
2  3  5  6  7  8  9  10  11

Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание'