staty

О правилах поведения во время скитаний

     Когда дервиш избирает странствия, а не оседлость, ему следует соблюдать особые правила.
     Главное правило: он должен странствовать во имя Божие, а не ради удовольствия, и когда он странствует внешне, внутренне он должен избегать эмоциональных привязанностей, хранить себя в состоянии чистоты и не пренебрегать своими религиозными обязанностями.
     Целью путешествия должно быть паломничество, либо странствие к (святому) месту, либо получение наставлений, либо поиск духовного знания, либо посещение святого человека, шейха или могилы святого. В противном случае путешествие будет предосудительным.
     Нельзя пускаться в путь без заплатанного плаща, молитвенного коврика, ковша, веревки, башмаков (кафш) либо туфель (налайн) и посоха.
     Заплатанный плащ – для прикрытия наготы, молитвенный коврик – для совершения молитвы, ковш – для омовения, посох – для защиты и других целей.
     Перед тем как ступить на молитвенный коврик, следует надеть туфли или башмаки в состоянии чистоты.
     Если у кого есть другие принадлежности – для соблюдения предписаний Сунны, обычаев Посланника – гребень, ножницы для стрижки ногтей, иголка и шкатулка с сурьмой (мукхула), - это справедливо.
     Если же кто-то берет с собой больше принадлежностей, чем перечисленные выше, следует учитывать, какова его «стоянка».
     Если это новичок, то каждая принадлежность будет ему обузой и камнем преткновения, «завесой» и поводом выказать заносчивость.
     Если же это дервиш, твердо стоящий на Пути, он может взять с собой все эти принадлежности и что-то сверх того.
     От шейха Абу Муслима Фариса ибн Галиба аль-Фариси я слышал такую историю.
     «Однажды, - сказал он, - я посетил шейха Абу Саида Абиль Хайра Фазлаллаха ибн Мухаммада. Он возлежал на тахте с четырьмя подушками (тахти чахар-балиш), положив ногу на ногу, одетый в тонкий египетский лен (дики Мисри). А моя одежда была такой грязной, что ссохлась, словно звериная шкура, а тело было истощено послушанием. Облик Абу Саида поселил в моей душе сомнение. Он дервиш – и я тоже дервиш, но он возлежит в роскоши, а я изможден тяготами скитаний.
     Он тотчас проник в мои мысли, и ему открылось мое тщеславие.
     - О Абу Муслим, - сказал он, - в каком Диване ты прочел, что заносчивость и дервишество совместимы? Я вижу Бога во всем – и Он возводит меня на трон. Ты же во всем видишь себя – и Он посылает тебе страдание. Мой удел – созерцание, твой – самообуздание . Обе «стоянки» - на пути к Богу, но Ему нет дела до них обоих, и потому настоящий дервиш мертв для всех «стоянок» и свободен от всех «состояний».
     При этих словах я лишился чувств, свет померк в моих глазах.
     Придя в себя, я раскаялся, и он принял мое покаяние.
     Потом я попросил:
     - О шейх, разреши мне уйти, мне тяжко лицезреть тебя.
     - Да будет так, Абу Муслим, - ответил он и прочитал стих:
                         Все то, что ухо слышать избегало,
                        Перед глазами наконец доподлинно предстало.
     Странствующий дервиш всегда должен соблюдать обычай Пророка (Сунну), и, когда он входит в дом оседлого дервиша, ему следует вести себя уважительно и приветствовать хозяина.
     Снимая обувь, следует начинать с левой ноги, как делал Посланник. Надевая обувь, следует начинать с правой ноги. Омывать следует сначала правую ногу, потом левую.
     Следует дважды склонить голову в приветствии (во время молитвы) и уже затем приступить к выполнению (религиозных) обязанностей, обязательных для дервишей.
     Ни в коем случае гость не должен: докучать хозяину, вести себя несдержанно с кем-либо, говорить о тяготах, которые перенес во время скитаний, говорить на богословские темы, рассказывать краткие истории из жизни святых, цитировать Хадисы в компании; все это – признаки самомнения.
     Он должен быть терпелив, когда ему докучают глупцы, и выносить их досаждения во имя Божие, ибо в терпении много блага.
     Если хозяева или их слуги приглашают его отправится с ними приветствовать или повидать горожан, он должен уступить, если может, сохраняя в сердце неприятие к выказыванию таких знаков внимания мирянам, при этом извиняя поведение своих братьев, которые делают это.
     Странствующие дервиши, как и оседлые, в компании всегда должны стараться делать угодное Богу; им надлежит доверять друг другу, не говорить плохого – ни в глаза, ни за спиной – потому что истинные дервиши в любом поступке человека видят Того, кто движет им, и еще по тому, что каждый человек, каков бы он ни был, испорченный или беспорочный, омраченный или просветленный, принадлежит Богу и является Его творением.
     И потому осуждение человеческого поступка – это осуждение Того, кто движет человеком.  
  
Отрывок из книги Али ибн Усмана аль-Джуллаби аль-Худжвири "Раскрытие скрытого за завесой".

Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание'