staty

                                      О дервишах
 
       Однажды летом, в 188? году, проживая в селении Зергенде, служащем летней резиденцией Русской Императорской миссии, а потому считающемся русской территорией и лежащем в 11 верстах от города Тегерана, мы, кучка знакомых, собрались сделать поездку на водопад Паскале, знаменитый по своей красоте и лежащий в горах верстах в двадцати от нашего селения. Компания собралась небольшая, но веселая, и сборы были короткие. Наняли ишаков (ослов) и верховых лошадей; я прихватил с собою мою любительскую фотографическую камеру да любимого дога Левушку — и все было готово.
       Выехали мы рано утром. Дорога сперва шла через засеянные поля, а затем из ущелья стала подыматься по страшно скалистой тропинке, вверх к водопаду. Кавалькада наша представляла довольно оригинальный вид, потому что некоторым мужчинам с длинными ногами приходилось ехать на низеньких осликах, которых понукают тыканьем острой палочкой под седло. Прежде чем добраться до водопада, еще на равнине, в одном селении (имя забыл), замечательном тем, что там находится сад с двумя мраморными гробницами знаменитых дервишей — богача и нищего негра, — мы сделали отдых.
       Тут сделаю небольшое отступление. Дервиши составляют род ордена странствующих нищих монахов в Персии, и они не настолько страшны, как их привыкли описывать. Это скорее, по моему мнению, нахалы, шарлатаны, привыкшие морочить темный люд. Главное правило их ордена заключается в том, что они ничего не имеют своего, а все принадлежит братии; главная их обязанность — прославлять Бога. Дервиш не тратит на себя ни гроша; все собранные деньги он обязан представлять в общину, а сам питается поданными ему продуктами, как то: хлебом и зеленью, а летом просто шелковицей (тутой), растущей всюду по улицам. У них есть свой начальник, которому они беспрекословно повинуются. Вот один из этих-то бывших их начальников и лежит в своем саду, под мраморной плитой, а рядом с ним его друг — негр, бывший простым дервишем и предсказавший ему за десять лет до смерти, когда этот начальник дервишей был в изгнании по приказанию шаха, что он сделается первым человеком после шаха. Предсказание сбылось. Мустафа-Мамалык (так зовут покоящегося здесь богача), за два года до смерти, был сделан сандразамом, т. е. первым лицом в Персии после шаха, и стал богачом. В благодарность за предсказание негра-дервиша, он сделался покровителем и начальником дервишей, хотя раньше и не был им. После смерти негра, он приказал похоронить его в своем саду, где рядом выбрал место и для своей могилы. Так как ему неудобно было собирать у себя оборванцев-дервишей для решения их дел, то он собирал их в своем загородном дворце, куда зачастую и выезжал. Раньше я сам был с ним знаком, он производил на меня хорошее впечатление, хотя и не имел европейского воспитания. Это был старик лет восьмидесяти, с очень длинною бородой, высокого роста и умными глазами, в которых читалось, что он много перенес в жизни, прежде чем добиться звания сандразама. История его любопытна. Такое великое лицо попадает старшим к дервишам! Вот что о нем рассказывают. Мустафа-Мамалык был из хорошей фамилии, по службе шел при шахе хорошо и скоро занял высокое место. В один прекрасный день он разгневал «царя царей» — шаха — и был отослан куда-то в изгнание. Персы, как и все люди, обрадовались падению великого человека и стали все на него нападать, так что ему пришлось, не доказавши своей невинности, поистратиться окончательно, остаться в изгнании и нищим. Раз к нему в изгнание зашел черный дервиш, из негров. Мустафа-Мамалык очень ему обрадовался, и так как он был суеверен, как и большинство персов, то рассказал ему виденный им сон и просил растолковать его. Дервиш объяснил так: сон обозначает, что Мустафа-Мамалык не должен отчаиваться; чрез несколько лет шах призовет его к себе и сделает первым человеком в Персии после себя. Мустафа-Мамалык поверил, поклялся, что если предсказание сбудется, то он во всю жизнь не только не позабудет дервиша, но и будет покровителем им всем. Сон чрез несколько лет сбылся; шах призвал опять к себе Мустафу-Мамалыка, дал ему высокий пост и наделил богатством, а за два года до его смерти сделал сайдразамом, первым человеком в Персии после шаха. Я сам был тогда в Тегеране и поздравлял Мустафу-Мамалыка с такою великою милостью. В ознаменование этого дня шах прислал ему еще драгоценные кисти на халат из жемчуга и других драгоценных каменьев. И вот, когда Мустафа-Мамалык стал подниматься, то и сделался покровителем дервишей, а они выбрали его своим главою.

2  3

Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание'