staty

                            Дервиши-безбожники

       На фоне официального исповедания — суннитского правоверия — по Малой Азии мелькали там и сям селения, жители которых уклоня­лись от общих норм, установленных шариатом. И чем дальше от сто­лицы на Восток, чем сильнее была прослойка инородная (армянская, курдская и др.), тем больше было число еретиков.
       В свое время (XVI в.) турки прозвали по красному головному убору кызылбашами (красноголовыми) туркменские племена, высту­пившие на стороне шиитского шаха Исмаила Сефевида. Впоследствии эта кличка охватила всех малоазиатских сектантов.
      Однако кызылбашство — сложный этнографо-религиозный ком­плекс, заключающий в себе на древней переднеазиатской основе: на востоке — иранские культовые наслоения, на западе — христианские. Кызылбашские очаги часто и обнаруживаются там, где когда-то были домусульманские святилища (например, в Сейидгази или Хаджи- Бекташе) или жили гетерогенные народы (в Богазкёе, центре некогда существовавшего хеттсксго государства).
       Сложно и запутанно было иногда положение армянских селений где-нибудь в глуши: формально жители его были христианами, но со­хранившими элементы старых религиозных воззрений, близкими к кызылбашам. Такими, например, были армяне-тондраковцы, у которых создалась единая религиозно-общественная культура, перемоловшая все то, что отличало и отделяло народы друг от друга. Примерно так было и в Сасуне, где местные курды, перемешавшись с армянами, испо­ведовали не то ислам, не то христианство — словом, также были кы­зылбашами.
       Вообще кызылбаши скорее тяготели к христианам. Быть может, искренне, а быть может, желая расположить к себе окрестное население, кызылбаши Карсской области, когда она входила в состав России, на­зывали себя охотно «полухристианами» («ярым христийан»).
В кызылбашах турки видели отщепенцев — шиитов, для которых Али, зять пророка Мухаммеда, четвертый его преемник, не только вы­ше трех предшественников: Абу Бекра, Омара, Османа, но и еще оли­цетворяет божество.               
       Кызылбаши — пантеисты; они думают, что части­цы божества разлиты повсюду в природе. А турки, чтобы еще унизить кызылбашей, говорят про них, что они веруют в траву (ot dinli): траву съел баран, а мясо барана съел Сейид Баттал Гази — популярный в Малой Азии борец за веру, святилище которого было устроено на ме­сте христианского храма около Эскишехира. Время от времени, сгу­щаясь, эти распыленные атомы божества могут «очеловечиться» — при­нять человеческий образ, и тогда на землю нисходит божество, обнов­ляющее секту.
       Для кызылбашей предписания мусульманской религии необяза­тельны; они нарушали и пост рамазанский (уразу), они пили и вино. Строгие законники распространяли про них небылицы, живущие повсе­местно с первых веков христианства; в частности, говорили об оргиях во время тайных ночных радений.
       Кызылбаши поставлены были вне закона; власти жестоко расправ­лялись с ними и во имя сохранения чистоты веры душили по существу социальные протесты, вырывавшиеся из груди обездоленного кре­стьянства.
        Нравственную поддержку находили кызылбаши у бекташи, пред­ставлявших как бы высший слой сектантства, когда-то направлявшего судьбы страны.
       Основатель ордена Хаджи Бекташ был родом из Хорасана; из Средней Азии занес он семена пантеистического мировоззрения, но в Малой Азии идеи бекташи утратили философскую отвлеченность и приняли форму, близкую и понятную крестьянству.

        Растрепанные, заросшие волосами, часто носившие в ухе серьгу — символ безбрачия (уж не пережиток ли это от автохтонов Малой Азии — хеттов), бекташи резко отличались от мевлеви, этих князей ми­ра, кичившихся своей иранской культурой. Простецкие бекташи хорошо знали духовные потребности населения и пришлись ему по сердцу. Они пропагандировали стихотворения шаха Исмаила Хатаи; их поэты сочи­няли безыскусные псальмы — иляхи, которые распевались кызылбашами Малой Азии.

2  3

Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание'