staty

                   Дервиш Хаджи Рахим аль- Багдади
               ( Отдельные главы из книги В.Г. Яна "Чингисхан")
                                           Часть 1 и 2

                                      В плаще дервиша

       Ранней весной запоздалая снежная буря пронеслась над мертвыми барханами1 великой равнины Каракумов. Ветер яростно трепал пробившиеся сквозь пески редкие искрив­ленные кусты. Белые хлопья крутились над землей. Деся­ток верблюдов беспорядочно сбились в кучу возле глиняной хижины с куполообразной крышей. Куда девались прово­жатые каравана? Почему погонщики не сняли тяжелых вьюков и не уложили их рядами на землю?
       Верблюды поднимали облепленные снегом мохнатые го­ловы, их тоскливые всхлипывания сливались с завыванием ветра. Вдали прозвенел колокольчик... Верблюды повернули головы в ту сторону. Показался черный осел. За ним, уце­пившись за хвост, плелся бородатый человек в длинном плаще и высоком колпаке дервиша" с белой повязкой странника, побывавшего в Мекке.
       - Вперед, вперед. Еще десяток шагов, и ты получишь свою долю соломы. Смотри, мой верный друг Бекир, кого мы встретили! Где стоят верблюды, там отдыхают их хозяе­ва, а слуги уже развели костер. А разве там, где у костра собрались десять человек, не найдется горсти рисовой каши и для одиннадцатого? Эй, кто здесь? Правоверные, отзови­тесь!
       Никто не отозвался. Глухо звякнул треснувший коло­кольчик на шее верблюда-вожака.
       Погоняя осла, запорошенный снегом путник медленно обошел постройку с низкой глиняной оградой. Дверь с ис­кусно вырезанным узором была подперта колом. Позади хижины, на площадке, окруженной песчаными барханами, выстроились ряды безмолвных могил, старательно убран­ных белыми и черными камешками.
       - Дервиш Хаджи Рахим Багдади приветствует вас, уснувшие навеки почтенные обитатели этой тихой долины! — бормотал путник, привязывая осла под камышовым наве­сом.— Где же сторож этого молчаливого собрания? Может быть, он в хижине?
       Накрошив хлеба в пеструю торбу, дервиш подвязал ее к голове осла.
       - Отдаю тебе, мой верный друг, последние остатки еды. Тебе она нужнее. Если мы за ночь не замерзнем, завтра ты потащишь меня дальше. Я уж буду согреваться воспомина­ниями о том, как было нам жарко под пальмами благодат­ной Аравии.
       Дервиш отбросил кол и открыл дверь. Посредине хижи­ны, где обычно тлеет костер, потухшие угли покрылись пеп­лом. Крыша куполом уходила кверху, кончаясь отверстием для дыма. У стенки на корточках сидели четыре человека.
       - Мир, благоденствие и простор! — сказал дервиш. Ему не ответили. Он сделал шаг вперед. Неподвижность, безмол­вие и бледность сидевших заставили его быстро попятиться к двери и выскользнуть наружу.         
       - Хаджи Рахим, ты не должен роптать. Четыре мерт­веца ждут, кто завернет их в саваны. А ты хоть нищ и голо­ден, но еще силен и можешь бродить по бесконечным доро­гам вселенной... Рядом целый караван, потерявший своего хозяина. Если б только я захотел, я мог бы сделаться вла­дельцем этих верблюдов, нагруженных богатыми вьюками. Но искателю правды, дервишу, ничего не нужно. Он оста­нется бедняком и пойдет дальше, распевая песни. Однако нужно пожалеть и бедную скотину.
       Дервиш обошел верблюдов, распутал на них веревки, разместил животных рядом друг с другом и опустил их на колени. Среди вьюков он нашел мешок с ячменем и насыпал из него по нескольку горстей перед каждым верблюдом.
      - Если бы кто-либо спросил, сделал ли Хаджи Рахим за свою жизнь доброе дело, то эти верблюды ему могли бы хором спеть: « В холодную бурю дервиш накормил нас, и мы оттого не замерзли».
       Всю ночь дервиш пролежал на связке камыша, прижав­шись спиной к ослу, который тихо дремал, подобрав ноги. Утром ветер разметал тучи, и на востоке показалось солнце.

2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13
                                         

Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание'