staty
 
 
       Дервиш остановился подле лавки. Купцы бросили в его миску для подаяний несколько монет, но дервиш продол­жал стоять молча.
       - Проходи с миром! — сказали купцы.— Тебе уже дано.
Наконец больной купец перевел на него свой взор. Чер­ные глаза его удивленно раскрылись.
       - Что ты от меня хочешь? — сказал он.
       - Говорят, что ты человек сильный и много видел на своем веку, проходя с караванами по вселенной,— сказал Хаджи Рахим.— Не можешь ли ты мне ответить на один вопрос?
       - Если ты хочешь, чтобы я объяснил тебе священные книги, то есть люди, больше меня знающие, ученые улемы и святые имамы. А я купец, умею только считать и отме­рять сукна.
       - Довольно, святой дервиш! Проходи с миром! — за­кричали купцы.— Мы же тебе положили от нашего достояния,— и они бросили в «кяшкуль»37 еще миндальных пи­рожных и орехов.
       - Нет, я жду твоего ответа, потому что мой вопрос бу­дет касаться тебя, почтенный купец.
       - Говори!
       - Если бы у тебя был друг, верный, преданный, кото­рый с тобой делил и горе, и тяжелую дорогу, и голодал вместе, и переносил жару и снежную бурю... ценил бы ты его?
       - Как же такого не ценить? — сказал купец.— Говори дальше.
Тогда дервиш сказал, обращаясь ко всем:
       - Да будет светел круг ваш, радостно утро и сладок напиток! Взгляните на того, кто был и богат, и приветлив, и полон довольства, у кого был счастливый дом и цветущий сад, и всегдашняя чаша пиршества. Но я не мог отклонить от себя плети гневной судьбы, нападок бедствий и злобных искр зависти. И гнал меня бич черных несчастий, пока не опустела рука моя, не стал просторен мой двор, не высох сад и не рассеялись друзья пира. И все изменилось. Я пи­тался тоской, мой живот ввалился от голода, и не приходил сон, румянивший бледное лицо. Но остался у меня один друг. Он не покидал меня в скитаниях, когда ущелье было моим жалким жилищем, камень — моим ложем и босая но­га моя ступала на колючий терн. Друг прошел со мной вместе в славный город Багдад, в священную обитель молящихся - Мекку. Все время он облегчал мои силы, нес мою сумку и согревал меня холодной ночью. Но медлил и не при­ходил день счастливой судьбы. Внезапный гром разлучил меня с моим другом, когда я достиг богатой равнины Хо­резма, и я теперь вечный брат нищеты и не имею крова для ночлега...
       Больной купец спросил:
       - Но почему тебя разлучили с твоим другом? Ведь, ес­ли он побывал на родине пророка, он может носить белую повязку, знак паломника — хаджи. Кто же осмелился оби­деть и его и тебя?
       - Причиной разлуки — один купец.
       - Расскажи мне о нем.
       - Хоть я и последний из несчастных, но я нашел в пути еще более несчастного — купца, израненного разбойниками и брошенного без помощи. Я сделал, что мог, перевязал его раны, хотел довезти до Гурганджа... и сохранил ему золо­того сокола...
       Внимательно слушавший купец вздрогнул и прервал дервиша:
       - Не продолжай! Мы все уже знаем, что сталось с куп­цом. Ведь этот купец перед тобой. Я давно хотел разыскать тебя, чтобы отблагодарить. Но кто же твой друг? Может быть, я могу извлечь и его из застенка бедствий?
       - Ты один только можешь вернуть мне друга. Он не смеет носить белую повязку и называться хаджи, потому что у него, как у шайтана, привешен хвост. Это мой осел. Жадный правитель округа, у которого ты остался лечиться, отобрал моего осла. Если ты мне поможешь достать другого, то сбудется все, чего я желаю.
       - Ты получишь твоего осла. Я откупил его у хакима, и он здесь во дворе. Слышишь, не он ли кричит и привет­ствует тебя? Но этого мало. Теперь ты можешь выбрать в этой лавке, что только захочешь: лучшие одежды, и сафья­новые сапоги, и материи — бери все, что только тебе пона­добится.
       - Я — дервиш! У меня есть грубый шерстяной плащ, и этого с меня довольно. Но я берусь рукой за полу твоей щедрости только для того, чтобы ты одел мою совсем голую тень. Тень всюду следует за мной и не имеет ничего, чем прикрыть свое исхудавшее тело.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13
 

Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание'